Ваш личный менеджер
Нам доверяют


Главная » Инфоцентр » Новости автоперевозок » Кто дал старт акции дальнобойщиков???

Кто дал старт акции дальнобойщиков???


Date:4.12.2015

3 декабря, в полдень, на автостоянках и в мотелях в окрестностях Москвы перед телевизорами собрались дальнобойщики. Они смотрели послание президента Федеральному собранию и ждали, что Путин заговорит о них и отменит ненавистный им «Платон» – или хотя бы объявит о моратории на сбор за проезд по федеральным трассам. Эти простые слова положили бы конец осаде Москвы фурами из разных регионов. Но Путин промолчал.

В мотеле на границе Московской области третий день нет свободных номеров. Здесь – одна из оперативных «ставок» протестующих против «Платона». В столовой на первом этаже мигает лампочками искусственная новогодняя елка, в номерах над кроватями наклеены на стены бабочки и цветочки. На лестнице задорным оскалом встречает вновь прибывших чучело выдры. Перед большим телевизором на первом этаже, очевидно заточенным под просмотр футбольных матчей, собираются с окрестных стоянок дальнобойщики. Среди них – приехавшие из Петербурга, Саранска, Петрозаводска. Владимир Путин говорит о противодействии международному терроризму. Это важно, но мужики ждут, когда прозвучит слово «Платон». Они почему-то верят, что Путин объявит мораторий – и можно будет разъезжаться по домам. Но координаторы, все как один, слушают гаранта Конституции только одним ухом – к другому прижат мобильник. К концу выступления Путина все малочисленные группы фур, прорвавшиеся через посты ДПС и поиски бомб в рамках «антитеррористической операции», а теперь спрятанные на стоянках и в «карманах» вдоль трасс, сгруппируются в колонны.

К полудню третьего декабря «час икс», когда что-то должно начаться, еще не определен наверняка. Все решается на ходу, на живую нитку – отчасти, чтобы всеведущие «органы» не успели сориентироваться и вставить палки в колеса, отчасти из-за отсутствия внятной координации на федеральном уровне. На всю страну, по сути, один межрегиональный координатор, пользующийся уважением, – некая «Лиля из Ульяновска». Она умудрилась объединить и отправить в марш на Москву фуры из более чем 20 регионов. Но в прессе упоминают не ее, а главу Межрегионального профсоюза водителей-профессионалов Александра Котова. 

29 ноября Котов объявил ультиматум президенту Путину, потребовав в срок до 4 декабря отменить «Платон». Но вот беда – в этот же день в разных регионах уже собирались в марш на столицу колонны фур. Водители хотели успеть к всероссийской акции протеста, назначенной на 30 ноября на МКАДе. По одному слову Александра Котова акция была перенесена на 4 декабря. Многих эта новость застала на низком старте или в пути. В итоге осмотрительные повернули назад, рассчитывая «подъехать попозже», сомневающиеся плюнули и остались дома, а самые отчаянные вжали педаль в пол.

О назначенном на вечер старте питерской колонны из Бабино стало известно в обед 29 ноября. В результате «переноса акции» многие отпали сразу, и на первой контрольной точке в Подберезье оказалось всего две фуры, пять легковушек, и журналистов едва ли не больше, чем протестующих. Координатор петербуржцев Олег сразу сказал взбудораженной прессе: «Езжайте обратно – мы в фурах будем жить до 4 декабря, вам оно надо?»

Утром 30 ноября остановились в мотеле в Миронежье. Поспать удалось часа полтора. За окном номера в придорожном мотеле расстилалось великое российское ничто: заметенное снегом поле с черными проплешинами пашни, и вдали, на границе поля и леса, катушки убранного на зиму сена – как единственное напоминание, что на дворе 2015 год, а не какой-нибудь 1985-й. По трассе М10 первую группу догоняли еще пять фур.

Каждый, кто вывел свою фуру на марш, рисковал как минимум деньгами – одной солярки до Москвы тяжелый грузовик сжигает на 19-20 тысяч рублей. Еще одна статья расходов – штрафы. Прицепиться могут к чему угодно: люфту рулевого колеса, лысой резине, несовершенной аптечке. На одной из стоянок водитель «Интера», в кабину которого вписалась «Фонтанка», покупает новую аптечку и огнетушитель. Любое нарушение может стать поводом для эвакуации на штрафстоянку, а для фуры это приключение обходится в 60-80 тысяч. Поэтому многие, кто хотел, стартовать так и не смогли – с середины ноября самые яростные противники «Платона» не выезжают в рейсы и ничего не зарабатывают. О пресловутых штрафах за неоплаченный «Платон» думают в последнюю очередь. Кто-то оформил маршрутную карту, кто-то принципиально не стал ничего оформлять, рассчитывая на обещание властей снизить штрафы до доступных человеческому пониманию сумм и отсутствие рамок. Они есть только в двух местах – одна на выезде из Петербурга и две перед МКАД.

К вечеру 30 ноября определилась точка сбора петербургской колонны – стоянка «Скорость» на 141 километре от Москвы. Стоянка оказалась примечательна настоящим живым тигром, томящимся в клетке на задворках кафе. Один из дальнобойщиков взялся было тигра дразнить, и сотрудник заправки поведал гостю душераздирающую историю о том, как флегматичное на вид животное "о прошлом годе" откусило ногу мужику, сунувшемуся к клетке, и мужик умер.  

В отеле в трех километрах от «Скорости», том самом, с задорной выдрой, обосновался оперативный штаб.

Разброд и шатание

Потянулись дни ожидания «часа икс». Из Питера то и дело поступали вести от выезжающих в сторону Москвы по одному участниках протеста. Они пробираются к «Скорости» по-партизански, «малыми группами», чтобы не привлекать внимание постов ДПС. Одиночные фуры тормозят полосатой палкой, спрашивают, почему идут без груза, но, услышав убедительную версию вроде «иду на погрузку в Дмитров», пропускают дальше. Постепенно на «Скорости» скапливается 10 питерских фур.

Все это время координаторы от Питера – Олег, Андрей, Сергей и Юрий – наматывают сотни километров на своих легковушках вокруг Москвы. Они успевают встретиться с депутатом Госдумы от КПРФ Владимиром Родиным и прийти к выводу, что ничем существенным коммунисты им не помогут; получить лестное предложение дать интервью Ксении Собчак и, обсудив, что можно, а что нельзя дать «этой», отказаться; принципиально не выйти на связь с ищущим встречи Алексеем Навальным; получить от неизвестного благотворителя предложение воспользоваться его «Яндекс-кошельком», на который специально для дальнобойщиков положена крупная сумма денег – и не притронуться к подарку от неизвестного и подозрительного источника. Одновременно на мобильные питерских координаторов приходят сообщения от блогеров и простых москвичей – люди предлагают привезти продукты, теплые вещи. Координаторы вежливо благодарят, но место дислокации колонн, куда доброжелатели могли бы доставить гумпомощь, не раскрывают. Наконец, на какой-то стоянке координатору Ивану чуть ли не силой вручают ящик с булочками для хот-догов. Правда, без сосисок – зато от чистого сердца.

В дальнобойщиках удивительным образом уживаются два человеческих качества – параноидальная подозрительность и безоговорочная вера ближнему. Дальнобойщик ни о чем не договорится по телефону с другим дальнобойщиком, зато встретившись с человеком лично, заглянув ему в глаза и «прощупав» его, пойдет с ним в огонь, воду и в марш на Москву

Именно поэтому общая координация скопившихся под Москвой сил шла ни шатко ни валко. Питерские дальнобойщики ездили за сотни километров, чтобы пообщаться с участниками Волгоградской колонны, встретиться с Новгородской колонной, провести переговоры с координаторами дагестанцев и найти того самого Александра Котова, который вроде как должен был дать знак к началу акции, как только истечет срок, обозначенный в ультиматуме президенту. Котов нашелся, но встреча с ним стала самым большим разочарованием для тех, кто верил в него как в лидера (интервью с Александром Котовым читайте ниже. – Прим. ред.).

У марша на Москву с лидерами вообще какая-то системная проблема. Александр Котов предложил людям, по пять суток живущим в фурах в ожидании знака, провести собрание «без машин» на какой-то стоянке – и после этого продолжить жить в  фурах. Оппозиционер Александр Расторгуев из Петербурга, прозевавший старт 29 ноября, долго пытался выйти на Олега или Андрея по разным каналам, интересуясь, не будут ли они против, если он приедет к ним на попутке, маршрутке или электричке. Его собственную легковую машину к тому времени уже эвакуировали из населенного пункта Бабино. Питерские координаторы Расторгуеву отказали. После этого ленты новостей облетела тревожная история о том, как глава движения «ТИГР» был высажен из попутной фуры людьми с автоматами, и, опасаясь за свою жизнь, убежал в лес, где стоит «по пояс в воде» и взывает о помощи. Читая эту новость, дальнобойщики смеялись до слез, а мокрый по пояс Расторгуев, бредущий через лес в сторону Москвы, стал шуткой дня. Как и еще один политик – Сергей Гуляев, который «гуляет» по Москве в полном одиночестве, потеряв из виду дальнобойщиков, чьи действия вызвался координировать.

К третьему декабря под Москвой оказались фуры из Петербурга, Орла, Великого Новгорода, Вологды, Твери, Валдая, Ульяновска, Красноярска, Саранска, Волгограда, Белгорода и Белгородской области, Ивановской и Костромской области, самая многочисленная и укомплектованная даже оргтехникой – вплоть до цветных принтеров – колонна прибыла из Дагестана.

Немного конспирологии

Трое суток подряд «Фонтанка» присоединяется то к одним координаторам, то к другим, чтобы, не мешая им заниматься своими делами, наблюдать за процессом. Дальнобои поначалу смотрят на корров исподлобья, обзывают «засланными казачками» и «диверсантами». Но предложений высадить надоедливых журналистов где-нибудь за сто первым километром больше нет. Долгие часы за рулем располагают к вдумчивым разговорам. Координаторы делятся своими сомнениями. Питерцам кажется, что во всей этой истории с «Платоном» их кто-то использует. «Понимаешь, как-то нас совсем не прессовали по дороге, как волгоградцев, – говорит корреспонденту один из координаторов. – Кому-то это выгодно, нас как будто кто-то ведет. Хотели бы – давно бы нас позакрывали.  Тот, кто ввел «Платон», не мог не понимать, что будут протесты. Это какие-то игры, скорее всего, кто-то пытается свалить «Единую Россию» и – кто там у них главный? Медведев? Вот его». В том, что раньше всегда голосовали за «Единую Россию», координаторы признаются неохотно. Уточняют, что больше не будут. Теперь – только за КПРФ.  

Волгоградских, действительно, прессовали всю дорогу: останавливали на границе каждой области, искали в фурах взрывчатку. Но они шли демонстративно, колонной. Как сказал их координатор Алексей, «чтобы видели». Пережившие «репрессии» волгоградские не доверяют питерским именно потому, что у тех дорога вышла слишком уж сладкая. Кроме того, есть подозрение, что питерские – «люди Котова», а это, по мнению волгоградских, не есть хорошо.

На третий день немного «репрессий» достается и питерцам. Сначала на посту особого контроля ДПС тормозят «Ниссан Кашкай» координатора Олега с «Фонтанкой» на борту, озадаченной поисками Александра Котова. Сотрудники уточняют, не протестовать ли едет вся компания, и ставят Олега в известность, что его машина числится в федеральном розыске.

Спустя минут десять после выхода соответствующей новости на «Фонтанке» Олега отпускают вместе с неспокойными пассажирами.  В тот же день питерцам поступает сигнал, что стоянка на 141 километре «засветилась», и ночью туда нагрянет ОМОН – «класть всех портретами в снег». Фуры пытаются сменить место дислокации, и на выезде со стоянки их «принимают» сотрудники ДПС и полиция. Водители дают объяснения – что они забыли на «Скорости». Спустя два с половиной часа сплошных объяснений семь фур берут фактически под конвой машины ДПС и разворачивают по М10 назад в Петербург.

«Нет, ну если бы хотели закрыть, давно бы закрыли», – удивляются питерские координаторы.

Начало

...Последние минуты выступления президента Путина перед Федеральным собранием дальнобойщики смотрят в полной тишине. Звучит гимн. Зрители покидают кафе устало, даже не матерясь. Кто-то машет рукой.  Тут же на улице перед мотелем собирается сход. Решают, что делать дальше. Все региональные координаторы фур, затаившихся под Москвой, уже в курсе, что делать. Десятки фур начинают перегруппировку. Колонн будет две – одна на юге, другая на севере столицы. До начала всероссийской акции дальнобойщиков против системы «Платон» осталось всего несколько часов.

В дни протеста под Москвой о нем говорят почти как о Ленине: Александр Котов перенес всероссийскую акцию протеста против системы «Платон» с 30 ноября на 4 декабря, Котов поставил ультиматум Путину, от Котова ждут отмашки для начала решительных действий. "Фонтанка" встретилась с Александром Владимировичем на 172 км Каширского шоссе.

Телефон Александра Котова не умолкает ни на минуту. Буквально перед началом нашей беседы – очередной звонок. «Надо действовать по плану, который мы приняли в Ростове 29 ноября, – уверенно говорит в трубку глава МПВП. – Четвертого числа дальнобой пойдет на Москву. Что нам пятого встречаться? До Москвы из Курска никто не доедет. Это я прекрасно понимаю. Тормознут на далеких подступах, это я тоже прекрасно понимаю. Но если мы отсидимся на стоянках – то считай, собачий ошейник у нас на шее». 

 - Какие требования дальнобойщиков сегодня вы поддерживаете?

 - Мы за полную отмену «Платона», потому что есть иные и более дешевые способы получения денег от населения. Есть акциз. В конце концов, мы могли бы ежемесячно скидываться и отправлять эти деньги. Но сейчас не та ситуация. Нам надо общаться с прессой. Если мы будем мотаться, я извиняюсь, как сраные коты по всей Московской области и по МКАДу, то ничего, кроме антагонизма, со стороны жителей мы не получим. В остальных регионах, если они не выедут, считай, что все, что мы делали, бесполезно. В Московской области мои, конечно, будут рисковать очень многим.

- «Мои» – это кто?

 - Члены профсоюза, перевозчики. У них есть пропуска на МКАД (днем грузовикам запрещено передвигаться по МКАДу, исключение составляют те, у кого есть специальные пропуска. – Прим. ред). Мы пятикилометровую колонну собрали в Ростове-на-Дону. По карте там, конечно, пяти километров нет, но в некоторых местах они стояли в два ряда.

В Подмосковье каждый пост ГАИ обязательно отрапортует, что они остановили 10, 15, 20 грузовиков. В Нижнем Новгороде они остановили колонну и собрали пробку в 30 км. Не мы будем блокировать трассы. Они будут их блокировать. Нам надо показать, что мы не останавливаемся. У нас все получится. Если они четвертого числа не пойдут, то Бог им навстречу.

 - То есть в Москву фуры начнут входить 4 декабря?

 - Нет, фуры просто выйдут из своих регионов.

 - А как же те люди, которые выехали 29 ноября и уже сутки-двое живут в своих фурах на границе Москвы? Что им делать – ждать, когда доедут те, кто стартует 4 декабря? Дагестан, например, уже стоит.

 - Я через аксакалов попрошу этих людей остаться на стоянках. У нас членов профсоюза вполне достаточно, чтобы в Москве навести шухер.

 - И сколько им придется жить на стоянках?

 - 4 декабря мы будем собираться в 11 часов на стоянке на трассе М5. Вне зависимости, закроют ее от нас или нет. Чем хуже делают профсоюзу, тем лучше. Даже если ее закроют, виноваты будут не дальнобойщики, а администрация Московской области.

 - То есть вы хотите на этой стоянке группировать всех прибывших со всех регионов?

 - Нет. Те товарищи, которые уже здесь, под Москвой – Дагестан, Петербург, еще кто-то – милости прошу, я вывешу официально на сайте объявление, о том, что мы собираемся на М5. Я там буду в обязательном порядке и постараюсь привезти с собой генератор, постараюсь обеспечить там звук.

 - То есть, по вашей версии, дальнобойщики соберутся на этой стоянке 4 декабря, поговорят за жизнь – и разъедутся?

– Да, разъедутся. После этого нам надо будет скооперироваться еще раз и решать, что мы делаем.

 - Какое примерно количество машин вы планируете собрать на стоянке на М5 4 декабря?

 - Я постараюсь туда людей собрать. Те, кто попытается приехать на грузовых машинах – Бог им навстречу. Но в 11 часов туда по МКАДу без пропуска не проедешь. Вот мои, члены профсоюза, имеют пропуска и могут проехать. Но при этом у них могут отобрать пропуска за нецелевое использование.

 - Значит, вы предлагаете дальнобойщикам приехать туда на легковых машинах?

 - Я думаю, это будет правильно. Там все равно будут пробки.

-  А как вы планируете блокировать МКАД?

 - А МКАД мы можем заблокировать теми машинами, которые имеют пропуска на МКАД. На въезде на МКАД стоят рамки (которые считывают номерные знаки, проверяя, зарегистрировано ли транспортное средство в базе пропусков. – Прим. ред). Если съехать без пропуска с развязки-«бабочки» на МКАД – считай, «пятерочка» штрафа. И по решению суда ты эти пять тысяч заплатишь, не отвертишься – судебные приставы снимают эти деньги с карточки, с расчетного счета. Это у них просто. И подставлять людей под эти «пятерки» я не хочу. Наши члены профсоюза в основном ездят с пропусками. Они могут съехать на МКАД. Но как только они что-то на МКАДе устроят, считай, что этот пропуск годовой и право работы в Москве у них отберут.

Вы поймите, когда на "диком Западе" профсоюзы вызывают людей на акции, они обеспечивают юридическую защиту и компенсацию затрат в тройном размере. Там не кастрированные профсоюзы. Штраф за проезд с неоплаченным «Платоном» по федеральным трассам сейчас, до принятия поправок в КоАП, не уменьшен, Росавтодор по всем федеральным трассам поставит хотя бы по одному мобильному пункту системы «Платон», и считай, что только они выскочат туда, они попадут под штраф. Причем, если они проложат маршрут по маршрутной карте и подготовят путевки, они смогут выехать. Но они должны будут приехать в то место, которое у них обозначено. Если на МКАД выходить, то самый оптимальный вариант – это «Ромашки», на вот этих развязках-«бабочках». Там пробку устроить – как «здрасьте». С одной зашел – в другую вышел.

- Кто же тогда изначально кинул клич собираться вокруг Москвы? Зачем приехали фуры из Волгограда, Дагестана, Вологды, Петербурга? Вы призывали идти к 4 декабря на Москву или нет?

– Это решение не мое. Это решение регионов.

- Итак, 29 ноября, когда из регионов в Москву уже начали выезжать фуры протестующих против «Платона», Александр Котов неожиданно перенес акцию с 30 ноября на 4 декабря. А теперь выясняется, что и 4 декабря ничего не планируется – будет только собрание, куда должны съехаться только координаторы колонн, без фур. Получается, Александр Котов слил протест дальнобойщиков в масштабах страны?

– Понятно. Александр Котов – негодяй, давайте мы его расстреляем. Поясняю. 29 ноября был митинг в Ростове. На этот митинг сильно заранее я приглашал всех представителей всех регионов приехать, чтобы посмотреть друг другу в глаза. После митинга мы с представителями регионов, которые стояли на видео с ультиматумом президенту, стояли рядом со мной, обсуждали, что мы будем делать. И они, и я абсолютно четко понимали, что если представители регионов 29 ноября находятся в Ростове, значит, в этих регионах еще ничего не готово. Общее решение представителей 15 регионов было озвучено мною – Котов не принял решение, Котов – говорящая голова. Решение приняли они.



Читайте также

15.10.2018 Более 1000 фур ожидают выезда на границе Беларуси со странами ЕС

14.10.2018 Японские дальнобойщики гонят фуры через всю Россию, чтобы сделать свою профессию престижной

13.10.2018 Недовольные дальнобойщики устраивают заторы на каталонских трассах

13.10.2018 ЕАЭС. 82 % вывозимых с территории интеграционного объединения товаров оформляются белорусскими таможенниками менее чем за 10 минут

13.10.2018 Украина согласовала с Польшей разрешения на грузовые автоперевозки в 2019 году





© 2012, Haarmann S.I.
международные автоперевозки грузов